Игра по своим правилам

Герман Романов
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Продолжение книги «Третий шанс». Начавшаяся война с Японией идет совсем не так, как было в реальности, и объяснение тому имеется – военный министр и командующий Маньчжурской армией генерал-адъютант Куропаткин, получил возможность узнать, что произошло в его жизни. Теперь сама судьба предоставила ему «третий шанс» - возможность изменить будущее страны. Вот только не все так просто – слишком влиятельные круги желают поражения России в этой войне, да и сама инерция истории чудовищна в своей безжалостности. К тому же враги не только на фронте, в тылу много тех, кто стремится упрочить свое положение у власти ценой поражения страны, у них стремление ввергнуть державу в Смуту, отрабатывая полученные «инвестиции». И если следовать чуждым, навязанным условиям, то неизбежно произойдет худшее. Выход только в том, чтобы самому начать против них такую же «игру», но уже «по своим правилам»…

Книга добавлена:
27-05-2024, 14:12
0
117
45
knizhkin.org (книжкин.орг) переехал на knizhkin.info
Игра по своим правилам

Читать книгу "Игра по своим правилам"



Глава 1

— Алексей Николаевич, вы здесь⁈ Вы ранены⁈

Княгиней Юсуповой генерал всегда любовался, и даже без греховных мыслей обходился, хотя это и было трудно устоять перед обворожительностью, что кружила головы многим. Зинаида Николаевна и сейчас прелестна в свои сорок три года, пусть женщины по обыкновению всячески скрывают свой возраст. С юности у нее в голове имелась седая прядь, но необыкновенные лучистые глаза делали ее притягательной для всех мужчин. Впрочем, гораздо больше притягивало симпатии не красота и ум, а несметные богатства единственной наследницы Юсуповых. Вот только посвататься никто не хотел, даже блестящие гвардейские аристократы — слишком это походило на брак по расчету, которым могла быть запятнана репутация. Однако нашелся один такой претендент, пусть недалеко ума, но тоже богатый — носящий двойную фамилию граф Сумароков-Эльстон. Друзья по Кавалергардскому полку уговорили его сделать предложение «руки и сердца» — и ко всеобщему удивлению свадьба состоялась, причем мужу княгини позже император Александр разрешил принять на себя титул князя Юсупова, с тем, чтобы таковой носил только старший сын, наследник рода.

— Как я рад вас видеть, Зинаида Николаевна — все же вы решились отправиться в далекую Маньчжурию принять раненых. А рука пустяки, — Алексей Николаевич ее вытащил из косынки, стараясь не поморщится. — Небольшая контузия, да потом еще раз случайно повредил, что совсем некстати. Вот, в столицу направился — государь желает меня видеть.

— И я рада вас видеть, дорогой Алексей Николаевич. Вы уж простите, но увидела вас здесь, да еще раненного — перепугалась. Ваше высокопревосходительство, господин военный министр…

Княгиня была в летнем наряде, и как юная «смолянка» склонилась в ритуальном книксене. Но обворожительная улыбка говорила сама за себя, и Алексей Николаевич, видя, как стоящие рядом с ней очаровательные сестры милосердия тоже его поприветствовали таким же образом, поддержал игру, отвесив церемонный поклон, и был тут же расцелован женщиной в обе щеки. Зинаида Николаевна порывисто обняла его за шею — хотя подобные вольности за ней он раньше не замечал.

— Нет, я действительно рада вас видеть, но не ожидала, что здесь, и раненного. И не спорьте со мной — сейчас вас Дмитрий Михайлович посмотрит, я должна быть спокойна. Вы очень изменились, помрачнели и поседели, мой дорогой — вас трудно узнать…

— Это война, Зинаида Николаевна, причем такая, о которой в столице не подозревают до сих пор. И я пребывал в счастливом неведении, пока многое не понял. Боюсь, что это только начало…

Генерал осекся, видя, что барышни тут же насторожили свои ушки, что зайчики, старательно делая вид, что их не интересует содержимое беседы их патронессы с самим военным министром, личностью очень известной всей России, а отнюдь не только в чопорной столице.

— Так-так, — княгиня задумалась на секунду, потом внимательно посмотрела на Алексея Николаевича. — Теперь я догадываюсь, почему вас вызвал к себе государь. Но о том вечером поговорим. Да, а где ваш поезд, почему вы пешком, да еще в сопровождении столь блестящей свиты. Столько офицеров, генералов и даже адмирала с орденами святого Георгия я еще не видела — хотя всегда на приемах.

— В Танхое, «Байкал» чинят. А я решил на сутки в Иркутск заехать, все же город. К тому же с генерал-губернатором нужно поговорить…

— О, их сиятельство меня вчера принимал. Пожалуй, стоит еще раз посетить его супругу, Ольга Васильевна о том просила. А Павел Ипполитович будет рад вас видеть — вчера о вас говорили. Граф Кутайсов очень рад, что вы командуете армией в Маньчжурии, считает в том залог нашей будущей победы над японцами, в которой, как я понимаю, не стоит…

Княгиня осеклась, даже предостерегающего взгляда не потребовалось — женщина была необычайно умна, беседы с ней всегда доставляли генералу несказанное удовольствие. И тут он увидел известного московского врача, что лечил великокняжескую чету. И спросил, памятуя условности:

— А как ваш уважаемый супруг, Феликс Феликсович?

— Муж снова вернулся на службу — принял Кавалергардский полк. И все еще адъютант у великого князя Сергея Александровича — это ведь пожизненно. Но началась война, и он мне сказал, что должен быть в строю.

— Не беспокойтесь — гвардия в Маньчжурию не поедет, да и не нужна она там — где идет война, там не место парадам!

Сказал и пожалел о произнесенных словах — барышни вспыхнули маковым цветом, восторженно глядя на его руку, лежащую в черной «косынке», а за спиной раздалось почтительное звяканье шпор. Он уже не сомневался, кто стоит за его спиной — и то, что его откровенный отзыв о гвардии будет знать ее командующий.

— Доброго дня, ваше сиятельство! Прошу меня покорнейше простить, но служба! Ваше высокопревосходительство, сводный батальон Кавказкой гренадерской дивизии построен!

— И вам доброго дня ваше императорское высочество, — склонилась в книксене и княгиня, отвечая на учтивый, отнюдь не высокомерный поклон. За ней присел и выводок барышень — «августейшего» гусара знали в столице все — по выходкам его.

— Я понимаю, что служба, но, пожалуй, все же стоит дать время осмотреть врачам командующего действующей против неприятеля армией.

— Полностью согласен с вашим сиятельством, помоги нам — их высокопревосходительство не желает лечиться, о чем наместник был вынужден сообщить в столицу. А рану свою получил в бою, спасая меня под обстрелом неприятельским, презрев опасности и саму смерть!

Алексей Николаевич от такого заявления малость ошалел, и, судя по расширенным глазам княгини, та тоже пришла в изумление. Зато барышни взирали на «гусара» восторженно-поглупевшими глазами, это было так необычно, чтобы кто-то из «семьи» говорил такое.

— Борис Владимирович, у меня есть к вам поручение — прошу посетить генерал-губернатора графа Кутайсова, и передать ему мою покорнейшую просьбу — уделить сегодня удобное для него время. Думаю, мы сделали ошибку, образовав единый военный округ — Сибирь слишком большая территория. И, давайте поступим чуть иначе — завтра проведем смотр иркутского гарнизона, и пусть кавказские гренадеры примут в нем участие. С утра — к полудню прибудет наш поезд, и мы отправимся дальше, но раз есть время, то парад запомнится всем горожанам. Да, возьмите конвой — я вижу на вокзале верховых казаков, да и коня — в коляске ездить прилично возрасту лишь таким старым генералам вроде меня. И передайте Василию Егоровичу — пусть сам проведет осмотр батальона.

Алексей Николаевич решил сделать для горожан небольшой праздник, раз выпало время, к тому же следовало встретиться с городской общественностью — Иркутск ведь являлся главной перевалочной базой на пути в Маньчжурию. А идущий в обход Байкала с южной стороны Култукский тракт требовалось обустроить — на озере шторма не редкость.

— Сейчас, пожалуй, уделю время руке, чтобы Зинаида Николаевна о том напрасно не беспокоилась.

— Будет исполнено, ваше высокопревосходительство, — великий князь картинно прикоснулся к своей гусарской шапке, лихо повернулся и потопал на вокзал, где у здания, на широком перроне вытягивались шеренгами кавказские гренадеры — рослые и боевитые, лучшая из дивизий во всей армии. И люди отборные — это не бородатые запасные, которые не желали воевать.

Генерал посмотрел на княгиню — та ошеломленно хлопала ресницами, смотря в спину уходящего великого князя. Тихо произнесла с нескрываемым удивлением, искоса бросив на него взгляд:

— Алексей Николаевич, что вы сделали с этим великосветским шалопаем и вертопрахом⁈ Он стал совершенно неузнаваемым!

— Камень в голову попал — и чудо исцеления свершилось. Сам удивлен не меньше вас. Война ему определенно на пользу пошла, даже свое золотое оружие вполне заслужил, выдумывать «подвиги» не пришлось, как по обыкновению случается с великими князьями.

— Да, не поверила бы, если сама не увидела. Пойдемте, Дмитрий Михайлович уже вас ждет в смотровом вагоне, вон в окно выглядывает. Уже весь извелся, как увидел вас с рукой на перевязи.

— Вижу, он давно хотел иметь меня своим пациентом, — Алексей Николаевич усмехнулся, и направился к открытой двери вагона, поддерживаемый под локоть Зинаидой Николаевной. Поднялся по ступенькам, моментально ощутив неистребимый ничем специфический запах — но то было легко объяснимо, ведь все лечебные помещения, а вагон относился именно к таким, всегда обрабатывали, мыли пол и стены растворами.

— Рад видеть ваше высокопревосходительство, хотя не желал бы встречи в смотровой комнате — не слишком она подходит для этого.

— И я рад, Дмитрий Михайлович, только без чинов, они неуместны.

— Тогда присаживайтесь, голубчик, посмотрим вашу руку. Давайте помогу снять мундир, — с бородкой клинышком сорокалетний врач, задорно блеснув стеклами очков, немедленно приступил к осмотру. Первым делом оставили генерала в одной лишь нательной рубахе, затем сняли и ее, и тут же врач принялся ощупывать припухлую руку, качая головой.

— Вам лучами Рентгена руку просвечивали? В Дальнем и Порт-Артуре для установок есть отдельные кабинеты, как я слышал.

— Да, перелома не нашли, была сильнейшая контузия.

— Тут вторичный ушиб — вы ведь его получили?

— Да, упал неловко, ударился рукою — до сих пор болит.

— И зря мои коллеги не обратились снова к снимку — у вас перелом кости, вот здесь. Смотрите, — доктор прошелся пальцами по руке, и неожиданно надавил, и так больно, что в глазах потемнело…

Картина известного художника В. А. Серова — «Княгиня Юсупова в своем дворце на Мойке» (1900–1902 гг.)


Скачать книгу "Игра по своим правилам" - Герман Романов бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка » Альтернативная история » Игра по своим правилам
Внимание