Перерождение темного архимага III. Чужая земля

Amazerak
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Мой мир не выстоял против порождений бездны. Я погиб в бою, и моя душа тысячу лет блуждала во мраке. Но однажды свет проник в царство тьмы, и тихий женский голос попросил о помощи. Мне даровали новую жизнь, но взамен я должен возродить угасший род. Новый мир похож на прежний и точно так же страдает от нашествия тёмных тварей, пока аристократические кланы поглощены безумной враждой, новое тело молодо и сильно, но главное, со мной остались прежние способности, ведь слабому здесь не выжить. И да поможет мне тьма!

Книга добавлена:
27-05-2024, 14:09
0
97
51
knizhkin.org (книжкин.орг) переехал на knizhkin.info
Перерождение темного архимага III. Чужая земля

Читать книгу "Перерождение темного архимага III. Чужая земля"



Глава 1

В стальном корпусе «Носорога» тесно и темно. Мы сидим двумя рядами друг напротив друга, болтаясь от беспощадной тряски на ухабистой разнузданной колее. Мотор надрывно завывает и кряхтит, толкая вперёд бронированную машину. Сразу за шофёрским креслом, высунувшись в люк по грудь, стоит коренастый солдат и водит по сторонам массивным пятилинейным пулемётом.

Руки бойцов сжимают винтовки и карабины, упёртые прикладами в пол, в ногах лежат увесистые рюкзаки, за нами вдоль стен закреплены зелёные тубусы гранатомётов, рядом с пулемётчиком нагромождены небольшие зелёные ящики. Поверх бронежилетов висят разгрузки, набитые под завязку магазинами с рубрумитовыми патронами, на касках в полумраке чернеет гравировка в виде защитных рун, на шеях болтаются медальоны с крошечными кусочками рассеивателя. Взгляды горят решимостью.

Мы в тёмной области. Уже почти час машины с солдатами на борту прут по заросшей грунтовке сквозь безжизненный лес, пробираясь к ближайшей бездне с целью перекрыть полчищам тенебрисов доступ в наш мир. Сражение может начаться в любой момент. Тягостное ожидание сжимает душу холодной рукой.

Сегодня исторический день — начало крупномасштабного наступление на тёмную область. В операции задействовали специально созданный для этого корпус общей численность около двадцати тысяч человек, собранных со всей стране. Возглавил его лично император.

Событию этому предшествовала длительная подготовка, и вот пришёл час, и десятки штурмовых отрядов ринулись по нескольким направлениям пробивать путь сквозь владения тьмы.

Нынешний император Александр V взошёл на престол относительно недавно, пять лет назад, сменив своего отца Ивана III, и сразу же задался целью выбить тенебрисов из Сибири и снискать себе тем самым славу великого освободителя, сделав то, на что так и не решился предыдущий правитель. Три года готовилась операция, за это время был собран мощнейший ударный кулак.

Подобных мероприятий в этом мире ещё не проводилось, по крайней мере, на территории Российской Империи. Люди строили крепости, копали рвы, мотали колючую проволоку в надежде сдержать тёмных, но это не помогало, и граница постепенно сдвигалась на запад.

Теперь всё должно было измениться. Человечество взяло инициативу в свои руки. Нам поставили цель отодвинуть границу область тьмы до Усть-Катайгинска — некогда крупного промышленного города, что находился в двухстах вёрстах от рубежа, а потом — до Енисейску, уничтожая по пути полчища тенебрисов и закрывая бездны.

Некоторые задавались вопросами, почему император решил освобождать именно Сибирь, а не Европу, что находилась гораздо ближе к столице, но, как по мне, ответ был очевиден. Сибирская область тьмы расползалась на десятки тысяч квадратных вёрст и таила в себе огромную опасность. Не удивлюсь, если там уже появились тёмные боги. Если не ослабить противника на этом направлении, через десять-двадцать лет может случиться катастрофа.

Однако были и ещё две причины: одна экономическая, вторая геополитическая. Во-первых, Сибирь являлась кладезью полезных ископаемых, и до вторжения силами местных князей здесь активно развивалась добывающая промышленность, пока тьма не забрала себе всё. А во-вторых, европейские области тьмы были в некоторой степени полезны для нас, ведь они стали естественной буферной зоной между Российской и Священной Римской империями, снизившей риск возобновление войны.

Была середина октября. Захолодало, и кое-где снежный покров уже размазался по земле тонким белым слоем. Ощущалось суровое морозное дыхание зимы.

Последний месяц наше подразделение провело в полевом лагере близ границы, занятое учениями и боевым слаживанием. Двадцать первый полк никогда прежде не участвовал в наступательных действиях, как, в прочем, и остальные пограничники, которые сидели по фортам и, в лучшем случае, совершали небольшие вылазки недалеко от границы. Теперь же предстояла работа совершенно иного характера: идти вглубь территории противника и сражаться без защиты бетонных укреплений. Никто не знал, как это делать, опыта ни у кого не было, но некую тактику командование всё же разработало, хотя чуяло моё сердце, обретение новых навыков дастся нам дорогой ценой.

Отпускать нас, временщиков, после месяца службы, понятное дело, никто не собирался. На этот раз нам предстояло торчать на передовой два-три месяца, за что командование обещало хорошие премии и увеличенный отпуск… тем, кто выживет.

Я изначально не рассчитывал так долго торчать на рубеже и переживал, как пойдут дела в Первосибирске в моё отсутствие. Казалось бы, основной конфликт улажен, да и Третьяковы не выказывают открытой враждебности, но всё равно тревожили опасения, что стоит перестать контролировать ситуацию, как произойдёт что-то нехорошее.

Однако пока ничего ужасного не происходило. Я несколько раз связывался с Гавриловым, он успокаивал меня, говорил, что проблем нет.

В этом месяце мои люди съездили в имение Скавронских возле Юрги и помогла моему новому знакомому очистить его владения от тёмных. Так же охранники три раза устраивали походы за артефактами. Во время последней вылазки произошло несчастье: четверо погибли и двое отравились дыханием бездны. Группе не повезло наткнуться на большую стаю тенебрисов.

Любецкие тоже пока не разочаровывали: они послушались меня и уничтожили банду, которой прежде покровительствовали. За этим я велел проследить лично Сатиру, и в последних числах сентября тот доложил, что главари преступной организации убиты, а контрафактная продукция и запрещённые вещества, коими промышляли бандиты, уничтожены. Это меня немного успокоило. Теперь никто не посмеет смешивать мою фамилию с дерьмом из-за якобы связи с преступным миром, а у врагов станет меньше зацепок.

Кроме того расширялась и моя охрана. Спустя месяц нам удалось довести её численность до ста семидесяти человек. В конечному итоге я планировал получить три сотни бойцов, в частности для того, чтобы помогать бороться с тенебрисами князьям и боярам, чьи владения находятся рядом с границей. Это, с одной стороны — дополнительный заработок, причём весьма неплохой, а с другой — способ выстроить добрые отношения с соседями.

Однако во время последнего разговора с Горбуновым я получили тревожные известия. За моими людьми и собственностью кто-то пытался установить наблюдение. Первый раз охранники нашли камеру в подозрительном авто, припаркованном недалеко от ворот поместья, второй раз Гаврилова преследовал на машине какой-то тип, который удрал, как только был обнаружен. Следить за мной мог кто угодно, и ничего хорошего это не сулило.

Но все эти проблемы сейчас были где-то далеко, словно в другом мире, а в военном лагере, где мы проходили переподготовку, царила своя атмосфера. Насыщенное расписание, учения и тренировки порой заставляли меня забыть о склоках и дрязгах за сотни вёрст отсюда. Тем более впереди нас ждала великая миссия.

Меня пока не повысили в звании, хоть и обещали, а назначили командовать отделением. За месяц я хорошо узнал всех семерых бойцов, что находились в моём подчинении. Пятеро рядовых были простолюдинами, два младших сержанта — бояричами.

Я оказался среди них и самым младшим, и наименее опытный (если не брать во внимание мою предыдущую жизнь), и это не могло не вызвать вопросы у личного состава. Никому не понравилось, что командовать ими поставили выпускника учебки, подчинялись с неохотой, шептались за спиной, не слишком скрывая этого.

Однако очень быстро это прекратилось. Я уверенно взял в руки бразды правления, и парням ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться. А когда все узнали, что я уже участвовал в боях с тёмными, побеждал сильных монстров, получил награду за оборону крепости и даже закрывал бездны, то коллектив очень быстро проникся ко мне уважением, причём не только солдаты, но и сержанты соседних подразделений, являющиеся в большинстве своём из аристократами.

Сержант Вениамин Сафонов, командовавший вторым отделением нашего взвода, пока не решался идти на конфликт. Он вёл себя отстранёно, со мной не разговаривал, но на рожон не лез. Он-то лучше других знал, какой силой я обладаю, и не хотел повторить судьбу своего отца. Однако его присутствие меня всё равно тяготило постоянным ожиданием удара в спину. Как он это сделает? Я перебрал десяток возможных вариантов, и ни один из них не казался мне сколь-либо действенным. И всё же опасения не уходили.

Зато капитан наш оказался нормальным парнем. Уж не знаю, как он поведёт себя в боевых условиях, но чисто по-человечески к себе располагал быстро. Особой строгостью не отличался, уставщиной не страдал. Поговаривали, что он выходец из бедного боярского рода, отправившийся служить, чтобы денег подзаработать, и благодаря своей силе стал капитаном менее чем за год.

Последнюю неделю нашего пребывания в лагере шла артподготовка. Граница гудела. Далёкий грохот орудий не смолкал ни днём, ни ночью. Артиллерия перепахивала мёртвый лес на пути грядущего наступления, пытаясь уничтожить как можно больше тенебрисов.

А в один прекрасный день гул резко смолк и воцарилась тишина. И на следующее утро дивизию подняли по тревоге, построили в поле, заставленной всевозможной техникой. Генерал сказал напутственные слова, мы забрались в броневики и поехали.

И вот мы уже полчаса тряслись в «Носороге», пробирающемся вглубь тёмной области по разбитой колее, а мой взвод сидел плечом к плечу, вслушиваясь в звуки стрельбы крупнокалиберный пулемётов и готовясь к схватке с врагом. Во взглядах читались решимость и страх. Даже меня пробирало волнение, что уж говорить про парней, привыкших смотреть на монстров сквозь бойницы крепостных стен.

Двадцать первому полку повезло оказаться на острие атаки на одном, пусть и не самом главном, направлении. Наш батальон двигался первым. Все понимали, будет тяжело.

В моём отделении, если не считать меня, магией владели трое: бояре Рыков и Пестов и рядовой Кондрат Каштанов. Это полный малый с широкой улыбчивой физиономией, поросшей светлой кучерявой бородкой, как раз сидел напротив, удерживая рукой, облачённой в беспальцевую перчатку, крупнокалиберную винтовку, почти упирающуюся своим длинным стволом в потолок десантного отсека. В моём отделении Каштанов был самым старшим (за тридцатник перевалило), самым опытным (более четырёх лет служил в крепостях) и самым сильным — имел ранг «мастер третьей ступени».

А вот два боярина, наоборот, оказались совсем зелёными. Рыков на границе провёл всего год, включая учебку, Пестов — крупный плечистый кавказец с чёрной бородкой — и того меньше. Оба — мастера первой ступени, оба лишь немного старше меня.

Все три владеющих были энергетиками, что радовало. От слабой стихийной магии в бою толку мало, а энергетик хотя бы может поставить силовое поле или метнуть во врага смертоносный снаряд. В моём мире стихии давно не применялись в бою, если речь не шла магах высоких уровней, и мало кто её изучал, а если и изучал, то чаще всего, ради чисто спортивного интереса.


Скачать книгу "Перерождение темного архимага III. Чужая земля" - Amazerak бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка » Попаданцы » Перерождение темного архимага III. Чужая земля
Внимание