Тёмные истории Северо-Запада

Юрий Погуляй
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Пополняемый сборник рассказов в темных жанрах (Хоррор, мистика, драма) объединенных местом действия - все истории происходят на Северо-Западе России. Демоны Карелии и маньяки Санкт-Петербург, продавшие душу дьяволу обитатели коттеджных поселков и сошедшие с ума жертвы. Раньше здесь был только один рассказ, теперь все рассказы переедут. ЕСТЬ АУДИОВЕРСИЯ: https://author.today/audiobook/283554

Книга добавлена:
27-05-2024, 14:19
0
143
57
knizhkin.org (книжкин.орг) переехал на knizhkin.info
Тёмные истории Северо-Запада

Содержание

Читать книгу "Тёмные истории Северо-Запада"



Я должен был закричать (Северная Карелия, Белое море)

(Белое море, Северная Карелия)

Больше всего хотелось спать, но Андрей держался. Он растянулся на «пенке» у костра и смотрел осоловевшим взглядом в огонь. Трещали сосновые сучья, дымились сохнущие кроссовки и стельки, шумел закипающий котел. Где-то метрах в пятидесяти от лагеря журчала речка. От кружки приятно пахло грибным бульоном «Магги».

Андрей чуть сменил положение, так как рука стала затекать. Боль в стопах расплескалась кислотой по обеим ногам, и сквозь зубы едва не пробился стон. Переход оказался чертовски тяжелым. Очень тяжелым.

Дошло даже до того, что на том болотце, у истока реки, Андрей окончательно пал духом. Он выбрался на крошечный сосновый островок посреди Кольских топей, швырнул на землю рюкзак и тяжело плюхнулся сверху. Промокшие ноги болели, тело дрожало от слабости, плечи ломило.

— Все. Дальше не пойду.

Его брат, Борис, встал тогда рядом. Не осуждая, не подгоняя. Он просто поправил рюкзак, посмотрел на розовеющее закатное небо и ничего не сказал. Но от взора раздраженного Андрея этот многозначительный взгляд не ускользнул.

«Что? — подумал он — Задерживаю вас, да? Ночь на дворе, а вы из-за меня в болотах застряли?» Борис полез в нагрудный карман бывалой штормовки, выгреб горсть цветных «эм анд эмсов» и без слов протянул Андрею.

— Не могу. Просто не могу. Все. Никогда больше. — Гнев растворился, словно его и не было. Зато пришел стыд за сокрытую злость. От конфет Андрей отказался. — Спасибо.

Дороги не было. Она красовалась на всех картах. На старых военных, на писульках аэрогеодезии, да даже на Гуглкартах через все эти Богом позабытые болота вела прерывистая линия. Но в реальности ее не оказалось. Заросшая тропинка чуть проступала в редких сосновых перелесках, но после уводила в сырые топи или же карабкалась на крутые склоны сельги.

— Пешком больше не пойду. Ну его. Только байдарки. Шли бы сейчас по речке, по течению. Рыбу бы ловили.

— Собаки! — крикнул откуда-то спереди Стас. Он и его супруга легко пробирались по любым зарослям. Всегда шли впереди. Всегда поджидали отстающего Андрея, и стоило ему их нагнать, как поднимались, отдохнув, и бежали дальше. Да еще и умудрялись радоваться каждому пройденному километру, в то время как он проклинал каждый шаг.

Не задалось путешествие. Сил нет. Здоровье не то, колени болят. С обувью ошибся и взял кроссовки с расчетом на дороги, болотные сапоги для рыбалки и оставил в городе хорошие треккинги, чтобы лишнее не тащить. А еще за последний год Андрей набрал почти десять килограмм. Сидячая работа, любящая жена.

У мужчин так бывает. Винить всех, кроме себя.

— Соба-а-а-аки!

— Тут! — ухнул Борис. Младший Собак. Кто первый придумал это прозвище братьям Павловым — Андрей не помнил. Но прижилось еще со студенческих времен.

— Это ж надо было таким тюфяком стать, да? — вырвалось у Собака Старшего.

Брат фыркнул, а Андрею вновь стало стыдно. Как за свою слабость, как за истерику, так и за эти слова. Боря панически боялся воды. Не стоило ему говорить про байдарки. Не надо было. Тема давно всплывала, и друзья хотели отправиться в путешествие по рекам, но это означало, что они поедут без Бориса. А ведь Андрей знал, как дороги тому эти июльские вылазки, которые они вместе совершают уже...

Проклятье, уже двадцать лет...

Борис так ничего и не сказал. Он терпеливо дождался, пока Андрей придет в себя, потом помог закинуть рюкзак на спину и пропустил брата вперед.

Собак Младший всегда ходил чуть позади.

Сейчас неприятный эпизод на болоте остался в прошлом. Вокруг тепло, ноги уже сухие, идти никуда не надо. Хорошо. Бородатый Борис сидел по ту сторону костра, пил душистый чай из кружки «Экспедиция» и одними губами улыбался лекции Стаса. Тот рассказывал что-то из будней своего туристического кружка. Какую-то байку о том, как он знакомит поколение Интернета с дикой природой. Аккуратные очки походника-инструктора поблескивали в темноте. Горел огонек сигареты, то вспыхивая при затяжке, то бледнея. Жена Стаса колдовала над котлом, касался металлических стенок пластиковый половник.

В этот поход их выбралось только четверо. Годы летят. Когда все только начиналось — они отправлялись в путь как минимум вдесятером. Кто-то с тех пор повзрослел, кто-то потерял интерес к такому отдыху. Кто-то умер.

Андрей хлебнул из кружки бульона и прихлопнул наглого комара на щеке. Сейчас он вспоминал случай на болоте с еще большим презрением к себе. Слабость духовная, слабость физическая. Почему так стало? Вроде бы не старик еще.

— Чего заскучал, Собак Старший? — переключился Стас и с улыбкой посмотрел на Андрея. — Жалеешь о подкожных запасах, да? Все еще считаешь, что зима близко, да?

— Кто-то должен быть большим и добрым. Не всем же жить дрищами, — привычно парировал бородатую шутку Андрей, поправил покосившийся кроссовок, чтобы пламя дотянулось до мокрой стороны.

— Я не дрищ, я атлетически сложен, — подмигнул Стас.

— К справке, готова засвидетельствовать последнее, — хмыкнула Настя. Смахнула комара с лица, послала воздушный поцелуй супругу. — Тушенку откройте, пожалуйста.

— Сейчас сделаю, — подался вперед Борис.

— Да-да, Собак Старший. Видишь, женщинам я нравлюсь. Ты бы тоже нравился, если бы жиром не заплыл.

— Не льсти себе. Я думаю, все дело в ее извращениях. Психологическая травма. Кто-то с лошадками любит, кто-то с покойниками, кто-то с тобой.

— Я все слышу, — заметила Настя. — Боря, подай стрихнина, пожалуйста. Твой брат любит с горочкой?

Борис и Стас заржали. Даже измученный Андрей улыбнулся.

— Я сейчас схожу за канистрами с бензином, что мы у той скалы видели. И сожгу вас, — промолвил он.

— Да куда ты сходишь, — беззлобно фыркнул Стас, а Андрею вдруг стало очень обидно от этих слов. Хоть и справедливых. Но он быстро поборол дурное чувство. Тем более что наконец наступил ужин. Макароны с тушенкой и хлебцами Finn Crisp. Чуток коньяка в кружку с чаем. Счастье.

Вокруг дышал ночной лес, неподалеку чуть слышно несла свои воды ленивая река. Именно ради таких моментов Андрей и уходил в походы. Ради этих шуток, ради этих минут по вечерам. Ради этой тишины, в которой нет ничего кроме твоей жизни. Потом, уже в городе, он будет питаться этими воспоминаниями. Отпивать из них по чуть-чуть, чтобы не утонуть в диком водовороте деловой серости. Ждать следующего лета, когда кто-то из друзей поставит на карте новую точку, и они купят билеты, соберут рюкзаки да отправятся в новое путешествие.

Андрей посмотрел на измученные ноги, вымазанные средством от комаров и финалгоном. Пошевелил немеющими пальцами и тяжело вздохнул. Друзья о чем-то переговаривались, но он их не слышал.

Наверное, это последний его поход. Хватит уже. Надо прекращать.

Борис после ужина отправился на берег, мастерить донку. Стас вновь закурил, перевернувшись на спину, а Андрей поднялся на ноги, чувствуя острую боль в ступнях, и поковылял к своей палатке. Они поставили ее неподалеку от кострища, едва нашли более-менее ровный участок. Стас с женой пристроили свою чуть выше по склону. Настя еще прокомментировала это словами, что когда из реки выползут бобры, то сначала сожрут Собак Павлова, и, пока зверье будет глодать братские кости, их верные друзья спокойно укроются в лесах.

Андрей как-то остроумно парировал ту шутку. Но сейчас, забираясь в свой мягкий теплый спальник, он думал только о том моменте, когда сможет вытянуть ноги.

— Боже, как хорошо, — вырвалось у него, когда голова опустилась на сложенный в виде подушки мягкий свитер. Через минуту он уже спал.

***

Под утро пришел страх. Что-то вышвырнуло Андрея из глубокого сна. Вышвырнуло резко, жестоко, смахнув заспанную паутину в сторону. За пологом палатки светало. В лесу уютно щебетали птицы.

Андрей открыл глаза. Шея затекла, в бок уперся камень, но менять положение он не стал, вслушиваясь в окружающий мир. Внутренний голос вопил:

«Не шевелись!»

До полноценного восхода еще было время, но уже сейчас света хватало, чтобы увидеть профиль спящего на спине Бориса. Рот брата был чуточку приоткрыт, и Собак Младший похрапывал. Где-то далеко одиноко вскрикнула чайка. Ей ответили переливами лесные птицы. Почти минуту Андрей настороженно вслушивался в звуки леса. Он точно проснулся не просто так. Что-то разбудило его. Что-то...

Крак.

Хруст ветки. Совсем рядом. Шага три от палатки. Андрей моментально вспотел.

«Перестань. Это Стас выполз покурить или в туалет».

Там, снаружи, кто-то глубоко всхрапнул. По-звериному. Сердце скакнуло к горлу.

«Стоп. Стоп. Хватит. Хорош!»

Зверье? Они с ним сталкивались в своих путешествиях. Как-то раз в ста метрах от них медведь охотился за рыбой, и, услыхав людей, плюхнулся в воду и скрылся на том берегу. Одной ночью в палатку к ним (это было где-то на Урале) несколько раз ломилась дикая птица. Они отгоняли ее, и крылатая гостья пряталась в лесу, но стоило чуть закемарить, как с жутким клокотанием птица врезалась в стену палатки и била крыльями. Стас тогда сказал, что это духи предупреждают их. Что это дурное место, и никто отсюда не уйдет живым. Андрей улыбался вместе со всеми, но в душе дрожал от страха. Это было пятнадцать лет назад, они потом долго смеялись, вспоминая. Но в тот момент мысль о проклятой птице казалась очевидной.

Сколько они встречались с лосями — и не перечесть. Так что спокойнее. Спокойнее. У страха глаза велики. Андрей прикрыл глаза и сделал глубокий вдох.

Хруст. В ноздри ударил гадкий запах. Как будто кто-то вывалил рядом с палаткой червячницу со стухшими опарышами. Пальцы вцепились в спальник, но что-то удерживало от вскрика. От движения. Что-то вселилось во взрослого мужчину, превратив его в зайца перед удавом.

В горле пересохло. Кто-то рядом с палаткой? Но кто?

«Запах падали. Медведь. Людоед».

Андрей старался не дышать, мечтая, чтобы странный гость ушел. Мечтая, чтобы тот, по ту сторону, потерял интерес к их лагерю и отправился в дыру, откуда вылез. Несколько долгих минут Андрей напрягал слух в ожидании. Думал, что если тот, по ту сторону, не услышит ни звука — то уйдет. Но тут заворочался Борис. Глаза Андрея расширились от ужаса, он подтянул к губам палец, показывая брату: «Тихо!». Вот только тот не увидел жеста. Пробормотал что-то, шмыгнул носом и приподнял голову.

— Что за вонь? — прохрипел он. — Дрон? Спишь?

Хр-р-р-р-р. Стенка палатки со стороны Бори вспучилась, как кожа под нажимом иглы, и порвалась. Что-то чавкнуло, будто нога наступила в промокшую глину. Брат дернулся, хрипнул. И застыл в приподнятом положении.

Что-то пригвоздило Борю к земле. Пробило затылок, вышло через рот, пропороло грудную клетку. Руки брата безвольно упали на спальник. Он согнул-разогнул ноги в агонии, и в палатке запахло сладковатым металлом. Смертью. Кровью.

Андрей не мог оторвать взгляда от этого движения. Медленного, издевательского. Беззвучного.

Последнего.

Боря...

В душе, в оковах оцепеневшего тела, поднялся жуткий вой боли. Где-то там, под взмокшей от ужаса плотью, бился крошечный человечек, который все понимал, который хотел действовать. Но Андрей просто смотрел. Смотрел на черный шип, пронзивший родного брата. Человека сурового, умного и преданного. Глаза заболели от напряжения. Брызнули слезы. Но он никак не мог отвести взгляда. Никак не мог поверить в то, что видит.


Скачать книгу "Тёмные истории Северо-Запада" - Юрий Погуляй бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка » Ужасы » Тёмные истории Северо-Запада
Внимание